Проповедь митрополита Антония обращена к человеку двадцатого века, где бы он ни находился. Одна из причин этой универсальности, мне кажется, заключается в следующем: владыка Антоний в самом полном смысле слова сознает, что проповедь является не выражением частной эмоциональности, а

подлинным продолжением чтения слова Божия, и что тем самым она носит характер совершения таинства, через которое человеку дается возможность непосредственно войти в общение с Богом Живым... Владыку Антония слушают толпы; однако никогда для него толпа не сливается в безликую массу; каждый из его слушателей и собеседников, кем бы он ни был, — человек, носящий в себе образ Божий, и в каждом Владыка стремится пробудить осознание этого образа. Вся личная одаренность владыки Антония всецело отдана на служение этой цели: каждого встречного направить на открытие в самом себе, в своей собственной судьбе, какой бы она ни была, того образа Божия, который до конца виден только одному Богу. Каждое слово проповеди владыки Антония устремлено к прозрачности, к самоистощанию, чтобы сохранить присущий каждому слову пламенный характер отношения к Слову Воплощенному, к Богочеловеку, просвещающему всякого жаждущего, давая ему в любых исторических обстоятельствах достичь состояния Купины Неопалимой, которое способно раскрыть в каждом моменте человеческой жизни свет Преображения.

Николай Лосский Париж, 1976

Download
Проповеди Митрополита Сурожского Антония (Блум)
Propovedi.pdf
Adobe Acrobat Dokument 1.7 MB